Партнеры проекта

Есть ли жизнь после Пушкина?

6 июня — «красный день календаря». Сегодня день рождения Александра Сергеевича Пушкина — «солнца русской поэзии», «создателя русского литературного языка», виртуоза ямба и хорея, величайшего гения русской культуры. Обозреватель портала «Владимирская Русь» задается вопросом: есть ли жизнь после Пушкина.

  

Культ Пушкина в российских школах насаждается с начальных классов. Пришел ребенок в школу, едва-едва научился писать-читать, а уже декламирует «Мороз и солнце: день чудесный!», «Осень, очей очарование» и так далее. Оно и понятно — проще и изящнее пушкинского слога нет в русской литературе. Но Пушкиным русская поэзия не заканчивается. К сожалению, образовательная система считает иначе. На выходе из общеобразовательного учреждения выпускник держит в голове знания о Пушкине, продолжателе его традиций Лермонтове, народном Есенине и революционном Маяковском. Возможно, кто-то еще вспомнит Блока. На этом все. 


Культ Пушкина в российских школах насаждается с начальных классов. 


Проведем небольшой эксперимент. Возьмем портреты Бродского, Мандельштама, Введенского и Пушкина — посмотрим, смогут ли вспомнить хоть кого-то кроме Александра Сергеевича прохожие. Итог предсказуем: Пушкин во все поля. Лишь один человек узнал Бродского. 

Культ Пушкина — заслуга образования. Его произведения печатались многомиллионными тиражами, распространялись по библиотекам всей страны. Нет такого дома, где бы не стояла на полках книга со стихами главного русского поэта. Трехтомник коричневого цвета, выпущенный издательством «Правда» — огромный памфлет любви к творчеству поэта на государственном уровне. 


 Трехтомник коричневого цвета, выпущенный издательством «Правда» — огромный памфлет любви к творчеству поэта на государственном уровне. 


Пушкин — гений. Это общепризнанный факт. Прекрасно, что с этим согласна большая часть населения страны. Однако на нем русская литература не заканчивается. И сегодня, в век высоких технологий и свободы слова, хотелось бы, чтобы перед массовым читателем открывались новые — хорошо забытые старые имена. Русская литература удивительно богата на самобытных талантливых поэтов, создавших целые собственные миры. Как бы хотелось, чтобы своего читателя нашли Максимилиан Волошин, Велемир Хлебников, Алексей Крученых, Даниил Хармс, Александр Введенский, Николай Заболоцкий, Николай Олейников, Игорь Северянин…  И тогда у нас будет прямо таки по-пушкински: 

«Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!»