Владимирская Русь. Раздел в разработке
На данный момент мы работаем над функциональностью данного раздела с целью предоставить вам только самые лучшие и качественные сервисы.

Раздел будет доступен для использования в одном из ближайших релизов. Наберитесь терпения, друзья. Мы постараемся вас приятно удивить!

Любые предложения, связанные с развитием портала, вы можете отправлять на e-mail
Сообщение об ошибке или нарушении Обнаружили неточность или заметили ошибку? Напишите нам!
Отправить контактные данные (для отчета)
Возможно, мы свяжемся с вами для уточнения информации.
Контактный телефон:
Электронная почта:
Прикрепить файлы (максимум 3)
Текст сообщения (не более 200 символов)
Участвуйте в акции "Бесплатная реклама"!
«Суздальская новь» — общественно-политическая газета
в г.Суздаль Владимирской области. Дата основания: 21 марта 1918 г. Свидетельство ПИ № ТУ 33-00308 от 04 июня 2013 года
www.suzdal-media.ru

Газета в Справочном бюро




64.15 68.47
Владимир: -5 °C

Мария Теплякова: «ИСПРОШУ У ГОСПОДА СВОБОДЫ, ЧТОБ ЛЮБОВЬ МЕНЯ НЕ ПОКИДАЛА»

10:05 13.11.2015
Суздальский район
Мария Теплякова - поэт, писатель, музыкант. Член Союза писателей России, Балтийской гильдии поэтов и Союза художников народного искусства.
Она – автор трех поэтических сборников: «Стихи», «Небо начинается в душе» и «Словарь зимы». Публиковалась в журналах и альманахах Калининграда, Санкт-Петербурга, Риги, Москвы, Владимира, Суздаля.
Мария – лауреат Международного фестиваля авторской песни «Балтийская Ухана», Международного конкурса «Золотая строфа», в 2006 году снялась в документальном фильме «Пелёнки» (реж. Н. Якубсон). На стихи Марии Тепляковой пишут песни певица и композитор Елена Фролова, Эльмира Галеева, московская рок-группа «Мир Огня» и другие. Ее стихи переведены на английский и польский языки.
Сейчас живёт в Суздале. Работает певчей и звонарем в храме Успения Божией Матери на Княжьем дворе.

- Мария, как Вы оказались в Суздале?
- В Суздаль я приехала из Москвы шесть лет назад, абсолютно промыслом Божьим. Здесь началась совершенно новая жизнь, с чистого листа, и я встроилась в неё, заняла положенное мне место.
- Расскажите немного о Ваших корнях. Кто родители, где прошло детство?
- Мой отец, я и мои дети родились в Калининграде, бывшем Кенингсберге (Восточная Пруссия).
Отец - известный гитарист, композитор. Мама преподавала в музыкальной школе фортепиано. В моём детстве было много музыки и моря. С раннего детства помню вальсы Шопена, как мама играла.
- Интересно узнать про Ваши первые творческие шаги. Как Вы открыли для себя поэзию?
- Я очень рано научилась читать. Мы жили недалеко от кинотеатра, и каждый день мама учила меня на прогулке читать по афишам, помню такие большие буквы. Стихи стала писать лет с трех-четырех. Отец объяснил, что такое рифма: это похожие по звучанию слова. Мне очень понравилось «играть в рифму», до сих пор играю. И еще помню, что мне всегда в детстве не хватало хороших стихов, серьезных, а не «зайку бросила хозяйка»… Мне читали много всего разного, вообще разговаривали со мной как со взрослой. Помню, я лет в пятнадцать посмотрела фильм «Андрей Рублёв» Тарковского. Не знаю, что уж я там поняла, но меня припечатало к месту, я не могла встать и уйти.
- Кто Ваши кумиры?
- Кумиров у меня нет, но есть люди, которыми восхищаюсь. Благодаря которым хочется расти. Это Арсений и Андрей Тарковские, Марина Цветаева, Януш Корчак, Константин Паустовский, Андерсен, Федерико Гарсиа Лорка, некоторые русские философы – Флоренский, Бердяев.
- Почему, имея философское образование, Вы стали петь в церковном хоре?
- Я окончила философское отделение исторического факультета Калининградского государственного университета. Считаю, что это универсальное образование – оно формирует общекультурную базу, создаёт взгляд на мир. Иначе говоря, выпускает не узких специалистов, а людей, умеющих мыслить и просто хорошо образованных, начитанных. При этом человек может заниматься чем угодно – хоть петь на клиросе, звонить в колокола и писать книги, чем я и занимаюсь.
- Ваша дорога к храму... Какой она была?
- Впервые в церковный хор я пришла в конце 90‑х в Калининграде. На тот момент никто воцерковлённым в моей семье и окружении не был. Я шла зимним вечером через площадь Победы и вдруг меня озарило. Я зашла в храм Христа Спасителя и попросилась петь. Это было мгновенное решение и, конечно, промысел Божий. Там была совсем маленькая деревянная церковь, в ней я прослужила полтора года.
В Калининграде в то время храмы только-только открывались. В основном открывались они в немецких кирхах. Витражи, стрельчатые окна, готика. Над всем этим – крошечная маковка и православный крест. Кенигсберг-Калининград - уникальное место, больше в мире такого нет. Приезжие изумляются, а для калининградцев это привычная картина, такое переплетение традиций. Мне с детства очевидно, что перегородки между религиями до небес не достают.
Потом стали строить храмы, но не так много. Сейчас в кирхах, например, располагаются филармония, органный зал, театр кукол, научно-исследовательский институт… Колоколов там нет совсем, я никогда не слышала колокола в Калининграде. Но, по всей видимости, была уже задана линия судьбы, потому что несколько рассказов я написала про колокола и картинки с колоколами тоже рисовала в то время, неосознанно.
- Где Вы учились звонить в колокола?
- Колокольному звону я училась в московской школе звонарей Ильи Дроздихина и у большого известного мастера Валерия Гаранина. Много рассказал мне Юрий Юрьев, про возрождение колокольных звонов в нашей стране. Я хочу сказать, что у меня такие учителя, что некуда было отступать. Начиналась моя звонарская карьера в храме Казанской Божией Матери на Торговой площади в Суздале, сейчас я уже несколько лет работаю в Успенском храме на улице Кремлёвской. Здесь очень хороший подбор колоколов из г.Тутаева.
- Что для Вас новая профессия?
- Колокольня даёт для писателя отличный ракурс – взгляд на мир с высоты птичьего полёта. Это позволяет отстраниться от ситуации и более-менее объективно взглянуть на всё с позиции спокойного наблюдателя. Это то, к чему стремится всякий писатель, ну и философ, конечно. У меня два диплома – философа и звонаря – и они не противоречат друг другу, наоборот, очень дополняют. Колокола - это была любовь с первого взгляда. Говорят, твоё призвание то, что ты готов делать бесплатно (для Бога) и круглосуточно. И, когда ты начинаешь делать это профессионально, потом уже приходят и деньги.
- Мария, Вы участница многих праздников, концертов. Пишете стихи и музыку, воспитываете детей. Как всё успеваете?
- Успеваю с трудом... Мне хотелось бы успевать гораздо больше и больше уделять внимание дочкам. Они привыкли, что мама то поёт, то пишет, то бежит куда-то, и даже немножко ревнуют. Но мы с ними на одной волне и понимаем друг друга. Соня и Василиса уже школьницы. Старшая много читает, младшая умеет делать красоту руками – шить, вязать, лепить. У каждой из них есть своя область творчества, они обе пишут стихи, рассказы. Поскольку дети всегда берут пример с родителей, мне хотелось бы успокоиться и быть последовательной.
- Кто в жизни оказал на Вас наибольшее влияние?
- Человек всегда в пути, процесс поиска себя и Бога может занимать всю жизнь. Мне на пути встретились прекрасные учителя, которых всегда с благодарностью вспоминаю. Писатель Игорь Бармин, мой земляк. В литературе он продолжатель традиции Грина, Паустовского, Куранова… В юности я принесла ему беспомощные подростковые рассказы, полные экзистенциальной тоски, но он сквозь всё это разглядел меня саму и пригласил на беседу. Беседовали мы много часов. И он, без скидок на возраст, говорил со мной, как с писателем. Помню, я вышла на улицу, голова моя была готова взорваться. И много лет мы беседовали таким образом – он говорил, я слушала. Не так давно я стала понимать – о чём вообще шла речь. То есть он тогда в лице этого подростка, разговаривал со мной, сегодняшней.
Говорят, что когда готов ученик, приходит учитель. В Суздале мне довелось учиться у мастера колокольных звонов Валерия Гаранина. Помню, меня потрясло, что я увидела и услышала впервые на звоннице Спасо-Евфимиева монастыря. Мысль была – «Это невозможно, чтобы такой человек жил среди нас». Разве человек может делать то, что делал тогда Гаранин? Мне казалось, он летит в огненной колеснице по небу. Звон прошёл через меня насквозь, и я поняла, что никуда не смогу уйти отсюда. Ничем не смогу другим заниматься. Гаранин знает секрет чуда, и хочется верить, что мне удалось что-то у него перенять, подслушать, подсмотреть.
Мне везло на учителей. В университете Бог послал мне Ларису Михайловну Гаврилину, очень тонкого интеллигентного человека, кандидата исторических наук, искусствоведа, культуролога. Она была и остаётся для меня примером для подражания, примером пунктуальности, спокойствия, ума, профессионализма, личного обаяния.
В Суздале, я думаю, многие знают и любят Ирину Федосову. Это уникальный человек. Дети за ней ходят просто хороводом. Она не просто прекрасный музыкант и преподаватель вокала. У Ирины начинают петь даже те, которым медведь на ухо наступил. Голос ведь напрямую связан с душой. Чтобы открылся голос, нужно, чтобы внутри у человека случился переворот. Чтобы ушел страх, чтобы человек смог принять себя и полюбить. Вообще открыться миру, быть собой. Ирина учит, в первую очередь, этому. Мне было счастье учиться у неё.
Я считаю, что для меня люди очень многое делают. Ну, я по силам стараюсь тоже.
- Что Вам не нравится в современной жизни?
- Мне жаль, что современные люди закрылись друг от друга гаджетами, мало общаются, не ходят гулять и в гости друг к другу, как это было раньше. Люди мало читают, а если читают, то беллетристику. Мне не нравится, что происходит с русским языком, как говорят, как пишут. Все эти планшеты бесконечные у детей, начиная с детского сада… Хотя, есть и обратные процессы – люди в наше время много путешествуют, постепенно возрождается ценность семьи. Надеюсь, человечество в ближайшем будущем придёт к осознанному отношению к природе, к слову, к человеку как таковому.
- Мария, спасибо за откровенное, интересное общение. В конце нашего разговора - традиционный вопрос. Каковы Ваши творческие планы?
- Творческих планов много. Скажу только, что готова к печати книга коротких рассказов «Письма звонаря».

ЕЁ ДУША В ЕЁ СТИХАХ

Мнение читателей о стихах Марии Тепляковой: удивительные, изящные, музыкальные. В них переплетаются образная пластика, глубина и духовная цельность. Здесь не только мысли, отношение к миру, но и душа поэта. Впрочем, читайте и судите сами.

* * *
В Суздале нет паровозных гудков,
Нет черепичных крыш.
В Суздале ветер из облаков,
Снег и такая тишь.
Вот колокольня, где дремлет звук.
Вот расцвела заря.
Жаль, что отсюда не видно рук
Здешнего звонаря.
Хочешь, взойдём и посмотрим вниз
С утренней высоты -
Дерево сонное. Птичий свист.
Лошади и коты.
Рядом со Спасом шумит прибой -
Ялики, ботики…
Рыбы летают над головой,
Смотрят из-под руки.
Столько Москвы мельтешит в окне -
Праздники, вот беда.
Суздаль внутри и Суздаль вовне -
Разные города.

* * *
Что там видно с колокольни?
Видно лодки на реке.
По Кремлёвке ходят кони
И туристы налегке.
Видно облако такое,
Виден лес в его тени...
Ты достала бы рукою,
Только руку протяни.
Что там видно с колокольни?
Дождь, а выше - Бог с тобой!
Виден город на ладони,
Соколиный, голубой.
Что там видно с колокольни?
Только небо без краёв,
Тихий свет, и ветер вольный...
И любовь.

* * *
Я растаял. Я рухнул,
как мартовский снег.
Всходит солнце сегодня от имени тех,
Кто весной превратился в ручей.
Я беззвучно кричал, я не мог убежать,
Эту жизнь так хотелось
в руках удержать…
Мои волосы стали травой.
Уходи, но свою оборону держи.
Вот, возьми мои
хлебные карточки, жизнь,
Я - туман над Невой.
О, глазастое небо твоё, Ленинград!
Никуда не ушли, в карауле стоят
Все деревья твои.

* * *
Господи, любви твоей так много!
Лестница ведёт на колокольню –
В небо рукотворная дорога.
Колоколу маленькому больно,
Человеку вольно… Будет ветер
Над рекой и над Ильинским лугом,
Словно снится – наплывает вечер
И преображается округа.
Хорошо стоять под небесами –
Голос, голубь, ливень золотистый…
Разве мы могли придумать сами,
Чтобы было в этом столько смысла?
Можно полететь, такое небо,
Хочешь, вниз спускайся осторожно.
Птица, человек – да кто б ты не был,
Всё, что взять сумеешь, будет можно.
Ты придёшь под сумрачные своды
Вечером пешком с автовокзала…
Испрошу у Господа свободы,
Чтоб любовь меня не покидала.

 Село Глебовское осенью
На крыше храма выросла берёза.
Она стоит, волнуясь, улыбаясь,
Вся солнцем зацелована в макушку
На маленьком квадратике земли.
Кирпич почти осыпался, и стены
Стоят на честном слове, помнят Пасху,
Когда звонарь взлетал на колокольню,
А прихожане крестным ходом шли.
Берёза улыбается вороне,
Как девочка, как юная царевна,
Бесхитростно стоит на тонкой ножке...
Ворона, как монахиня, строга.
Она Псалтирь читает, забывая,
Всё кашляет и начинает снова...
А дождь пустые стены намывает,
Боится не успеть до Четверга.
Поля уже пустуют, спит картошка
В подвалах, между бочками и сеном.
Картошка видит сны о воскресенье,
Там будет праздник, будет выходной...
Там поплывет повсюду пряный запах,
А на морозе будет пар клубиться,
И, может быть, приедут даже дети
С детьми - сюда, из города, домой.
Поля уже пустуют. Только ветер
Никак не успокоится и дует,
Но всякое дыханье хвалит Бога.
Но всякая погода хороша...
Смотри, совсем берёза облетела,
Стоит почти на воздухе, в потёмках...
Но держится еще, как память сердца,
Как в теле удивлённая душа.

Материал подготовила Ольга Загоденко.


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Для голосования за материал или отправки комментария к нему необходимо авторизоваться