Владимирская Русь. Раздел в разработке
На данный момент мы работаем над функциональностью данного раздела с целью предоставить вам только самые лучшие и качественные сервисы.

Раздел будет доступен для использования в одном из ближайших релизов. Наберитесь терпения, друзья. Мы постараемся вас приятно удивить!

Любые предложения, связанные с развитием портала, вы можете отправлять на e-mail
Сообщение об ошибке или нарушении Обнаружили неточность или заметили ошибку? Напишите нам!
Отправить контактные данные (для отчета)
Возможно, мы свяжемся с вами для уточнения информации.
Контактный телефон:
Электронная почта:
Прикрепить файлы (максимум 3)
Текст сообщения (не более 200 символов)
Участвуйте в акции "Бесплатная реклама"!
«Знамя» — общественно-политическая газета
в г.Камешково Владимирской области. Дата основания: 16 октября 1940 г.Свидетельство ПИ № ТУ 33-00306 от 27 мая 2013 года
znamja.com

Газета в Справочном бюро




63.91 68.50
Владимир: -5 °C

Одна из тех, кто победил фашизм

12:35 12.05.2015
Камешковский район

В КНИГЕ «Солдаты Победы» среди тысяч фамилий есть одна среднестатистическая запись: «Липовка А.А., 1923 г.р., пос. Мирный, Камешковский район, ефрейтор, награждена орденом Отечественной войны 2 ст.»

Эта скупая информация – все, что можно найти в официальных источниках о жизни и службе нашей землячки, разведчика-связиста Антонины Алексеевны Липовки, в девичестве Петровой. К счастью, сама Антонина Алексеевна светлый и разговорчивый человек, и в свои 92 года войну она помнит в мельчайших подробностях.

Родилась Антонина Алексеевна в с. Патакино в простой рабочей семье. Село было красивое, большое, санаторий, находящийся в нем, славился в округе своей гостеприимностью. Маленькую Тоню, по-особенному любившую природу, никогда особо не тянуло учиться в школе. Так как науки давались плохо, мама отправила ее учиться на портниху в Ковровский швейпром. Когда весть о войне пришла в наши края, Антонине было 18 лет. Все самые лучшие надежды и чаянья обернулись прахом, молодость закончилась не начавшись. Работа, к которой Антонина успела привыкнуть, изменилась – в швейпром стали привозить горы пробитой пулями и осколками военной одежды - гимнастерок, рубашек, галифе. Девушки-портнихи делали на ней заплатки, приводили в надлежащий вид.

В Коврове в военное время действовал штаб, при котором Антонина Алексеевна вместе с другими восемнадцатилетними девчонками с работы начала проходить курсы медицинских сестер. Научилась накладывать повязки, обрабатывать раны, носить раненых, оказывать первую помощь, но только закончить курсы не удалось. В конце декабря 1942 года пришла повестка на фронт.

Через несколько дней девушку привезли во Владимир, разрешили переночевать на вокзале, а затем отправили до московского Реутово. В дивизии, находящейся неподалеку, в Расторгуеве, новоприбывших еще раз проверили медики, все оказались годными. Затем новобранцев расформировали по батареям, забрали и Антонину. До положенного места шли 15 километров пешком. Зенитная артиллерийская батарея располагалась в Бутове и состояла из четырех дальнобойных орудий, пулемета, дальномера, прибора, вырабатывающего данные на орудия, бинокулярного искателя и другой техники. По прибытии всех разместили в землянках. Там командир батареи, очень строгий мужчина, выбрал из новоприбывших семерых, переправил их в соседнюю землянку и провел с ними беседу. С этого момента хрупкие девушки стали солдатами, а именно разведчиками-связистами во взводе управления.

Сразу же девчатам выдали обмундирование, стали обучать. Основными предметами значились военная и политическая подготовка. Из дивизии приезжал старший лейтенант, рассказывал о коммунистической партии, всем предлагал в нее вступить. Военная подготовка давалась Антонине Алексеевне легче, чем политическая. Основная задача разведчика состояла в распознавании воздушных и наземных целей противника. Первый раз по-настоящему страшно стало в землянке, когда немец начал бомбить. Земля гудела и сыпалась с потолка. Пугали также и падающие сбитые вражеские самолеты, да и когда наша авиация поднималась в воздух, возникало беспокойство. Поблизости с батареей находился аэродром, самолеты часто низко кружили в воздухе.

По словам Антонины Алексеевны, в небе очень трудно распознать самолет. Почти все время службы старшего разведчика Петровой проходило около бинокулярного искателя - специального прибора для поиска самолетов в небе. Нужно было поймать цель в воздухе, вести за ней наблюдение, передать все данные командиру и отслеживать до конца, чтобы не подпустить вражеский самолет к сердцу Родины - Москве. Определить старались все до мелочей: сперва - чей самолет: наш, вражеский или трофейный, затем – курс, дальность, высоту. Сведения записывали в журнал. Когда боевая машина летела на малой высоте, узнать было проще – сразу видно звезду или свастику, когда на большой - приходилось труднее, но Антонина Алексеевна могла распознать любой самолет практически в любой точке. Она знала наизусть строение, хвостовое оперение – словом, технические характеристики всех вражеских и советских машин. Даже сейчас она с легкостью перечисляет названия фашистских истребителей и их особенности.

Второй военной обязанностью Антонины Алексеевны была охрана важных объектов в расположении дивизии. Отдежурив два часа в землянке около бинокулярного искателя и два часа около телефона, добиралась до дивизии в Расторгуеве - около 10 километров пешком, а затем несла службу в караулах по 4 часа, пока кто-нибудь другой не сменит. Антонине доверяли особо важные объекты, часто наряды выпадали на ночное время. В дождь, в снег, в зной в одиночестве девушка с карабином на плече обходила помещения одеждо-вещевого и продуктового складов, финчасти, также приходилось охранять дом начальника штаба дивизии. Наблюдала, всматриваясь в ночную темень, присушивалась к каждому шороху. Если возникало какое-либо подозрение, поднимала тревогу.

Времени передохнуть не было, кроме основной работы, постоянно находилась другая. Например, ходить «посыльным» в полк за станцию Бутово. Пакеты не разрешалось вскрывать, никто даже не спрашивал о том, что в них, отдавая, докладывали: «Посыльный с 12-й батареи прибыл». В остальное время так же, как и все, девушка занималась строевой подготовкой, маршировала на шоссе. Без разрешения нельзя было никуда уходить, только если дадут увольнительную.

Когда враг стал отходить от Москвы, Антонину Алексеевну отпустили на день в Загорск к родным. Иногда девушек брали в Москву на салюты, в которых участвовали и орудия 12-й батареи, где служила Липовка. Салюты тогда давали за каждый взятый нашими войсками город. Однажды Антонину Алексеевну даже отпустили в Москву «кудри вить». Сделав прическу, она решила сходить на трофейную выставку. Конечно, разбитые немецкие самолеты она видела не раз, они ее не удивили. Зато кучи фашистских крестов, снятых с формы убитых, произвели огромное впечатление.

Военный быт суров. Поначалу передвигались только по замаскированным сверху узким траншеям, вырытым в земле, потом, когда врага отогнали, стали подниматься на поверхность земли. Как бы страшно не было, приходилось выполнять боевые задачи, поставленные командирами. Хочешь не хочешь, а солдаты шли в бой, также и разведчики. «Всем вместе ничуть не страшно, даже весело», - вспоминает Антонина Алексеевна. На кухне дежурили по очереди. Еду – первое и второе - варили в домике лесника неподалеку. Ели все вместе из солдатских котелков. Дежурная вешала их на палку с крючками и обходила взвод.

Победу Антонина Алексеевна встретила в Москве, на успевшей стать родной 12-й батарее. Кто-то прибежал в землянку к девушкам и закричал: «Война кончилась!» Все не поверили своим ушам, вышли из землянок и блиндажей, начали кричать «ура!», обниматься, целоваться все подряд с радости и плакать. «За всю войну, к счастью, я никого не убила, и меня не убили, - смеется Антонина Алексеевна, - счастливее тех минут не было в жизни». За храбрость, стойкость и мужество, проявленные в годы войны, Антонина Алексеевна награждена медалями Жукова и «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-9145гг.»

После капитуляции Германии, Антонина Алексеевна еще без малого два месяца оставалась в расположении части. Так же несла службу, ухаживала за теми, кто сидел на гауптвахте. Иногда командиры поднимали тревогу, чтобы «состав не расслаблялся». А в свободное время строили дома из самана. Так называемый «кирпич» для строений изготавливали сами, не отходя от батареи. Неподалеку было озеро, туда накидывали рубленую солому, и девушки по колено в воде ногами месили ее с песком и глиной. Затем полученную смесь закладывали в ящики и давали просушиться на солнце. Из готового «кирпича» в скором времени возвели два домика, туда перебрались жить из землянок и блиндажей.

Потом всех по очереди стали отправлять домой. До сих пор Антонина Алексеевна помнит по именам и фамилиям всех своих боевых товарищей, с некоторыми долго поддерживала переписку, один раз даже встречались в Коврове. На родину она ехала в товарном поезде. С пригородной электрички на станции Новая жизнь сошла 16 июля 1945 года, и чувство огромной радости переполняло ее сердце. В поле, через которое Антонина до войны каждый день ходила на ковровскую электричку, колосилась рожь. Слезы наворачивались на глаза от осознания того, что все закончилось, что над головой - снова мирное голубое небо и яркое солнце, под ногами - владимирская земля, а тропинка, знакомая с детства, ведет в родной дом.

Ксения ДЕНИСОВА

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Для голосования за материал или отправки комментария к нему необходимо авторизоваться