Владимирская Русь. Раздел в разработке
На данный момент мы работаем над функциональностью данного раздела с целью предоставить вам только самые лучшие и качественные сервисы.

Раздел будет доступен для использования в одном из ближайших релизов. Наберитесь терпения, друзья. Мы постараемся вас приятно удивить!

Любые предложения, связанные с развитием портала, вы можете отправлять на e-mail
Сообщение об ошибке или нарушении Обнаружили неточность или заметили ошибку? Напишите нам!
Отправить контактные данные (для отчета)
Возможно, мы свяжемся с вами для уточнения информации.
Контактный телефон:
Электронная почта:
Прикрепить файлы (максимум 3)
Текст сообщения (не более 200 символов)
Участвуйте в акции "Бесплатная реклама"!
«Знамя» — общественно-политическая газета
в г.Камешково Владимирской области. Дата основания: 16 октября 1940 г.Свидетельство ПИ № ТУ 33-00306 от 27 мая 2013 года
znamja.com

Газета в Справочном бюро




63.30 67.21
Владимир: -6 °C

Весточки из прошлого

15:32 13.04.2015
Камешковский район

ФРОНТОВЫЕ письма – свидетельства войны, над которыми не властно время. В историко-краеведческом музее «Истоки» Новкинкинской школы на протяжении многих лет шла работа по сбору и изучению этих документов. Само время определило их судьбу – быть исторической ценностью.

В фондах музея хранятся уникальные экспонаты времен Великой Отечественной войны. Это фотографии земляков, погибших в годы войны, поисково-исследовательские и творческие работы учащихся, письма от матери Зои Космодемьянской, воспоминания ветеранов, статьи из газет, стихи местных жителей о войне и, конечно, фронтовые письма. Они были собраны школьниками в ходе операции «Фронтовое письмо» еще в 1980-1985 годах.

За каждым стоит судьба воина, защитника и просто человека, который кому-то был сыном, мужем, братом. О чем они думали? Что им помогало выжить, выдержать в непримиримой битве с врагом? Конечно, связь с домом.

Больше всего писем – 19 самодельных бумажных треугольников, почтовых карточек, серых листов бумаги, сложенных ромбиком, писем-записок в мятых конвертиках - адресовано Анне Ефимовне Ваневской. Это трогательные весточки матери от сына – Евгения Тутушкина, судьба которого никого не может оставить равнодушным.

Герой из соседнего поселка

Евгений Павлович родился в 1923 году в Москве. В 1940 году окончил седьмой класс в Камешкове, поступил учиться в техникум. Когда началась Великая Отечественная война, Евгений добавил себе лет и добровольцем попросился на фронт.

С 18 июля сорок первого Тутушкин Евгений находился в рядах РККА, его призвал Ковровский РВК Ивановской области.

После окончания Кировобадского военного авиационного училища гвардии младший лейтенант, старший летчик экипажа Тутушкин служил в Первом гвардейском авиационном корпусе 128 гвардейского Краснознаменного Ленинградского бомбардировочного авиационного полка. Летал на самолётах У-2, Р-5, ТБ-3 и Пе-2, имел отличную технику пилотирования, в бою был смел и решителен.

Первого сентября 1944 года при выполнении бомбардировки скоплений танков и живой силы противника в посёлке Дриерс (Первый Прибалтийский фронт) его самолёт был атакован двумя фашистскими истребителями. Несмотря на активное противодействие со стороны экипажа, фашистскому стервятнику удалось повредить бомбардировщик. В результате этой атаки самолёт, пилотируемый Тутушкиным, получил серьёзные повреждения: пушечным снарядом разворотило левую плоскость, пробило маслосистему. Мотор сбавлял обороты, самолёт терял высоту. Сильный поток воздуха срывала летчика с сиденья, но Евгений мужественно вёл машину на свой аэродром. Показав исключительное мастерство лётного искусства, он удачно посадил самолёт на фюзеляж.

За героизм и проявленное мужество, за сохранение самолёта Е.П. Тутушкин был удостоен ордена Красной Звезды. В сентябре этого же года за образцовое выполнение боевых заданий Евгений получил орден «Славы Ш степени».

19 ноября 1944 при выполнении очередного боевого задания самолёт младшего лейтенанта Тутушкина Евгения Павловича был сбит при бомбардировке аэродрома противника в районе местечка Сиэксате (Прибалтика). О том, что судьба экипажа самолёта осталась неизвестной, сообщили приёмной матери Евгения А.Е. Ваневской 18 февраля 1945 года.

Тяжелые полевые условия не сломили боевой дух парня. Он искренне заботился о родственниках, оставшихся в тылу, всеми силами поддерживал маму, несмотря на то, что сам каждый день был на волосок от смерти. Вот некоторые отрывки из фронтовых весточек.

Письма пахнут порохом и дымом

18/ХI-41 г.    Привет из далекого Пугачева.

Здравствуйте, мама и Вова. Пишу вам первое письмо с нового места. 14 октября мы выехали из Егорьевска. Мама, мы переехали оттуда из-за бомбежек, потому что школа в таких условиях работать не может. Мама, к вам, наверное, уже сейчас эти гадюки летают. Но ничего, вы уже прочитали, наверное, доклад Сталина, и вообще чувствуете, какое напряжение. Мы их все же победим. Правда, трудно придется после войны стране, но зато навечно будет уничтожен фашизм. Мама, посылаю тебе последнюю фотокарточку, а, может быть, и письмо. Мы как в Егорьевске жили хорошо, так и здесь хорошо, но, наверное, скоро улетим на фронт, так что пиши скорее. А поеду - напишу с дороги, а если полечу, то пошлю телеграмму. Ну, а пока прощайте, может быть, больше не увидимся. Пишите скорее. Ваш Евгений.

4/III-42 г.   

Здравствуйте, мама и дорогой брат Вова! Пишу вам письмо из далекого Кировабада, если вы посмотрите на карте, то можете себе представить, как я ехал такое большое расстояние. Мама и Вова! Сейчас я вам опишу все, что со мной произошло, когда мы были в Пугачеве … Нам всем сказали: вы едете на фронт, но потом, когда мы доехали до Ростова, в дороге нам дали телеграмму - следуйте в Кировабад. Ну, мы и поехали, пересекли два раза Кавказ. Мама, я хочу еще сообщить, что я теперь учусь в новой матчасти, но это все недолго, и при критическом моменте я снова двину на фронт. Мама, я хочу очень знать, как вы там живете, наверное, так плохо, что никогда еще не жили, я уже чувствую. Вот когда поехал из Пугачева, думал, вот-вот получу от вас письмо, но не успел, может быть, остальные ребята приедут, привезут, мы ведь раньше кончили и уехали, но ничего, как-нибудь будем иметь переписку. Мама, здесь сейчас тепло - +40, а ночью холодно. Фруктов очень много - яблоки, виноград, апельсины, ну, и из-за продуктов ничего, папирос сколько хочешь. Мама, я еще очень беспокоюсь, что вы не получили 200 руб., которые я послал из Пугачева, и хотел бы очень знать. Здесь очень скоро будет жарко, доходит до 60 градусов жары. Ну, когда мы ехали, была суровая зима и вдруг приехали – лето, и не было весны, это очень удивительно. Да, я часто вспоминаю летние вечера, как я гулял дома. Вот как здесь, так и там, только в город нельзя ходить. Мама, я хотел дать телеграмму, но в город не пускают, и посылаю письмо с одним лейтенантом. Он сегодня уезжает. Может быть, оно поскорее дойдет. Ну, мама, пока, до свидания. Передавайте привет всем родным и напиши скорее письмо, и как брат Вова.

20/IV-42 г.           

Мама и Вова! <…> Теперь немного о себе. Живу я сейчас хорошо, правда, голова болит сегодня целый день, и не знаю – от жары или еще от чего, в общем, пройдет. Мама, ты все беспокоишься за меня, что я учусь на парашютиста, ты ничего ведь в авиации не понимаешь. Чудачка, пойми, что если я учусь на летчика, то я и парашютист. Какой же бывает летчик, который не прыгал с парашютом. Но в общем, это все ерунда, а мальчишки Шурик Петров, Валька Барабин – про них ты пишешь, что начали теорией заниматься, так я это знаю, они сидели в резерве, а мы все время летали и, конечно, давно их обогнали, а если бы мы не летали, то мы бы тоже сидели в Пугачеве. А сейчас мы летаем на новой матчасти. Мама, еще пишешь, что я рано сюда попал – а я попал в армию очень хорошо: если б я был дома, меня бы взяли так же, как и Байкова и всех остальных. Ты думаешь, куда их сейчас направят. Скорее всего, в формировочный полк, обучат штыковому бою - и на фронт, а необученному на фронте не совсем приятно. Вы мне напишите адрес Байкова и Сафронова. Я им хоть что-нибудь напишу из армейской жизни, посоветую кое-что. Вот и все!

P.S. Бабушка старая умерла, интересно, когда – зимой или тепло было? Она ведь все говорила, только бы помереть не зимой. Человек отжил век. Нам, конечно, не прожить до ее лет. Мама, где тетя Нина и Юрка, все живут у бабушки, и учится ли Юрка? Мама – я все понимаю и знаю, что все живут очень плохо, и жить при такой жизни, как ты говоришь, не хочется. Правильно, но надо как-нибудь перетерпеть, и тогда будет хорошо. Если я буду жив, то ты не пропадешь, я тебе буду помогать во всем, в чем только можно. А сейчас немного надо потерпеть, пока разобьем врага. Все, Евгений.

12/5-43 г.

Мама, теперь насчет фото. Обязательно мне пришлите, а я вам хоть и обещал, но сейчас не могу, ну представьте себе, где тут фотографироваться? Вообще, если после будет можно, то обязательно пришлю. Вот пока и вас, мам, прошу только не отчаиваться жизнью, надо, в конце концов, понять все трудности условий войны, ибо скоро начнутся решающие сражения, и враг потерпит поражение, да ты сама посуди по международной обстановке. В общем, черт его знает, может, нам придется не жить, а существовать, но все равно надо идти по своему тернистому жизненному пути, т.е. карабкаться по его каменистым тропам, но жить. Вот у меня и все. Передавайте привет всем родным. С приветом, Евгений.

 

 

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Для голосования за материал или отправки комментария к нему необходимо авторизоваться
Да. Эти письма становятся уникальными.